Артиллерия – бог войны

  г.Геленджик Краснодарский край

>>>
Начало

Для отдыхающих
Фотографии Геленджика - виды Геленджика.

Дольмены Геленджика - фотографии, статьи.

Вина Геленджика

История Геленджика



 
Статья

"Артиллерия – бог войны"

65-летию батареи капитана Зубкова посвящается

(Продолжение. Начало).

Уже ни днем ни ночью не прекращались бои за Новороссийск. Ожесточение нарастало. Вступали в бои все новые части: 663-я батарея лейтенанта Давиденко, 714-я батарея капитана Челака в Голубой бухте, батареи 251-го отдельного подвижного артдивизиона Новороссийской военно-морской базы Зайцева, Исаюка, Гарматы, Бирюкова и др. Над Цемесской бухтой не умолкала артиллерийская канонада, в небе, как в водовороте, кружили в смертельной схватке десятки самолетов, завязались уличные бои и в самом Новороссийске.

Через 2-3 дня после первой стрельбы по Неберджаю немецкая дальнобойная артиллерия с помощью самолета-корректировщика «ФВ-189» («Фокке-Вульф») нащупала позицию батареи и начала систематические обстрелы, сменяемые бомбардировками с воздуха и штурмовыми действиями истребителей. Это стало постоянным спутником боевых действий батареи. День ото дня бомбежки и обстрелы усиливались, а в некоторые дни были особо жестокими.

Так, в апреле 1943 года, в период отражения немецкой операции «Нептун», ставившей своей целью уничтожение плацдарма советских войск на Малой земле, на батарею был обрушен авиационно-артиллерийский удар колоссальной силы. В течение недели с 17 по 24 апреля немецкая авиация непрерывно бомбила позицию батареи, совершая ежедневно по 17 и более налетов, а 19 апреля – 39 налетов (!), в каждом из которых участвовало по 10-12 самолетов в группе, а всего только за этот день отбомбилось около 400 «Ю-88» и «Хе-111».

Более обычного неистовствовала в этот период и немецкая артиллерия, выпустившая по батарее около 500 крупнокалиберных снарядов. На бреющем полете прилетали штурмовики, обстреливая позицию пушечно-пулеметным огнем. Вот как эти события описал в своей книге воспоминаний «Вечный огонь» командир Новороссийской военно-морской базы адмирал Г.Холостяков:

«…Как ни доставалось за последние месяцы артиллеристам на Пенае, самое суровое испытание настало для них теперь. Наши истребители и зенитчики не могли рассеять такую массу штурмовавших холм бомбардировщиков. Орудия, стоявшие там, скоро умолкли. Связи с зубковцами не было. Жив ли там хоть кто-нибудь или погибли все, в штабе базы уже не надеялись узнать до наступления темноты, когда можно было послать на высоту людей.
Но прошел час-другой, гитлеровцы перестали бомбить этот мыс, уверившись, должно быть, что с нашей батареей покончено. А оттуда снова ударили орудия! В этот момент я был на командном пункте начальника артиллерии Малахова. Услышав голос зубковских стомиллиметровок, который ни с чем другим нельзя было спутать, мы с Михаилом Семеновичем на радостях крепко обнялись. Живы наши гвардейцы, живы и бьют по врагу!…».

Даже матерый гитлеровский генерал Цербель, бывший в то время начальником управления боевой подготовки германского генерального штаба, в своих воспоминаниях, имея в виду операцию «Нептун», писал:

«…атака была поддержана необычайно массированными ударами авиации. За всю войну я не видел такого…».

Здесь совершалось немало героических поступков личного состава батареи, работавшего иногда на пределе физических и моральных возможностей. Под грохотом рвущихся снарядов и бомб, в сплошном дыму и пыли приходилось подолгу вести огонь, одновременно заниматься исправлением многочисленных повреждений на механизмах, разбрасывать и тушить горевший боезапас, расчищать завалы, подносить к пушкам снаряды, исправлять телефонную линию. Ночью же, кроме того, надо было управиться с эвакуацией раненых, восстановить нарушенную маскировку, произвести сварочные работы, а при необходимости сменить изношенные или поврежденные стволы, броневые щиты и выполнить другие трудоемкие работы. Ночью же готовилась горячая пища, баня.

Пыль и дым от многочисленных взрывов, следовавших плотными сериями, в особенности в безветренные дни, густой пеленой окутывали позицию батареи, проникая во все помещения и боевые посты. Трудно было дышать. Тогда подавалась команда «газы», и всем, кто находился в этой зоне, приходилось работать в противогазах.

Но не только огнем действовали фашистские захватчики. В некоторые дни батарею буквально засыпали листовками, сбрасываемыми с самолетов. А в ночь на 30 октября 1942 года гитлеровцы попытались захватить батарею с моря, высадив морской десант у самого мыса Пенай. Но все тщетно. Артиллеристы держались стойко, хотя сами несли немалые потери в людях и технических средствах.

Для уменьшения потерь в личном составе командование батареи принимало различные меры, которые неукоснительно выполнялись. В светлое время всякое передвижение по огневой позиции батареи ограничивалось, так как вражеская артиллерия открывала огонь даже просто по одному человеку. Люди размещались рассредоточено прямо на боевых постах или вблизи их - в землянках. Офицеры жили на командном пункте. На орудиях под жилье использовались вторые расходные снарядные ниши. Прожектористы, корректировщики и хозяйственники – вне пределов огневой позиции батареи.

Все землянки и блиндажи, где размещались люди, сверху заваливались толстым слоем камня, который в значительной степени предохранял от сквозного проникновения снарядов и мелких авиабомб. Соблюдалась тщательная маскировка. Для сокращения времени пребывания орудийных расчетов под огнем сама огневая задача выполнялась в возможно кратчайшие сроки за счет сокращения времени на пристрелку и стрельбу на поражение.

А стрелял Зубков изумительно. Он обладал хорошей теоретической подготовкой, у него была прекрасная память, он помнил все основные ориентиры в своих секторах. Всего себя он отдавал артиллерии и службе.

Когда не было важных целей, батарея стреляла по группам автомашин, паровозам и мотовозам, по фашистским подразделениям, которые двигались по улицам. Вскоре противник вынужден был прекратить движение в дневное время, а Андрей Зубков с легкой руки писателя Г.Гайдовского получил звание «регулировщик уличного движения».

Запас снарядов к орудиям и патронов к пулеметам, вода и пища на день боя заготавливались в необходимых количествах для каждого боевого поста накануне, обычно ночью, с тем, чтобы избежать доставку их днем под прицельным огнем неприятельских батарей. Бывало и так, что заготовленных загодя боеприпасов не хватало, тогда прислуге подачи уже при любых обстоятельствах приходилось подавать снаряды к орудиям от основных хранилищ боеприпасов - артиллерийских погребов, преодолевая расстояния в 100-200 метров под обстрелом неприятеля.

Всякие грузы, предназначенные для поддержания боеготовности и жизни: боезапас, продовольствие, техническое имущество и пр. доставлялись на батарею ночью. Да и весь распорядок дня строился на темное время суток. Завтракали рано утром, еще до наступления рассвета, обедали и ужинали поздно вечером или ночью, а днем лишь налегке подкреплялись за счет консервов, хлеба, сухарей, воды.

Численность наших войск все возрастала, и после провала операции «Нептун» противник перешел к обороне. В это время был получен приказ о награждении артиллеристов военно-морской базы. Среди них – почти половина личного состава батареи Зубкова. А сам Зубков был награжден орденом Красного Знамени.

Но не все время уделом батареи были стрельба, бои. Бывали и светлые минуты передышки. Тогда ходили на боевые посты друг к другу в гости, читали газеты и письма, доставляемые на батарею письмоносцем А.Вертяевым, чинили и стирали обмундирование, приводили себя в порядок.

Частыми гостями батарейцев были различные концертные группы артистов столичных и других театров, ансамбль песни и пляски Черноморского флота, Новороссийской военно-морской базы. Не раз бывали здесь Аркадий Райкин и Рина Зеленая. В музее хранится ценная реликвия: альбом А.Райкина с фотографиями того времени, сделанными на батарее и других площадках в Геленджике.

Обычно концерт давался ночью, где-нибудь на удаленной от орудий площадке, когда наступало затишье и не так опасно становилось на дорогах, ведущих к батарее. Но бывало и так, что во время концерта начинался обстрел, взрывы следовали один за другим. На концертную площадку с деревьев падали сучья, срезанные осколками, а тут как ни в чем не бывало раздавались веселые голоса, шутки, смех…

Часто посещали батарею командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г.Холостяков, в чьем подчинении находилась эта батарея, командующие Черноморским флотом адмиралы Ф.Октябрьский и Л.Владимирский, член военного совета флота вице-адмирал Н.Кулаков, командующий 18-й армией генерал-полковник К.Леселидзе, командующий артиллерией 18-й армии генерал Кориафилли и др.

Здесь бывали и жили по несколько дней многие фронтовые корреспонденты и писатели: П.Павленко, Л.Соболев, А.Первенцев, Гайровский, Рудный и др., написавшие о жизни батарейцев много очерков и статей.

В.Белицкий, старший научный сотрудник музея.

(Продолжение следует).

29.07.2006г.
из Недели Геленджика номер 30 2006г.


 


Rambler's Top100

Copyright © 2003 "Отдых на Черном море с.Дивноморское"